Борец за чистоту контекста (nepoma) wrote,
Борец за чистоту контекста
nepoma

Category:

история одной синей банки



Юноша Иса работал в первой венской кофейне, которую открыл казак Кульчицкий, Юрий-Франц, тот самый, что спас Вену от турков. Кофейня называлась «Дом под голубой бутылкой» («Hof zur Blauen Flasche»). Иса был, что называется, мальчиком на побегушках. Подай-принеси. Хозяин так и звал его — Подайпринеси. Конечно, юноша мечтал когда-нибудь разбогатеть и открыть свою кофейню. Где он сам будет варить кофе и угощать им всех желающих. Но в "Доме под голубой бутылкой" ему доверяли только помол кофейных зерен. И, сидя в углу кофейни, Иса в медной ступке гранитным пестиком толок, растирая в пыль, кофейные зерна.

На стене позади прилавка, за которым стоял Кульчицкий, висела полочка, а на ней стояла голубая бутылка из непрозрачного с добавками окиси кобальта стекла — символ кофейни. Кульчицкий говорил всем, кто спрашивал об этой бутылке, что она приносит счастье и достаток. Немного лукавил, потому что дела его шли не слишком хорошо. Вена несмотря на все усилия хозяина "Голубой бутылки" не слишком жаловала турецкий напиток, горький и черный, как подмышка шайтана.

Однажды в кофейню зашел богатый венский купец с дочерью. И Ису при взгляде не нее настигла та разновидность любви, которая летит быстрее самой быстрой мысли. Иса знал, что его чувство к дочери венского купца не найдет отклика в сердце девушки. Но разуму не обуздать чувства, и Иса сох, румянец сходил с его щек, как сходит пенка с перестоявшего кофе.

К жизни Ису вернул шайтан Ашкам Махлеби, тот самый, с чьей подмышкой сравнивали турецкий кофе. Надо сказать, что именно Ашкам Махлеби посоветовал Юрию-Францу Кульчицкому взять в качестве награды за свои подвиги триста мешков трофейного турецкого кофе.

Ашкам Махлеби выпил кофе, а потом сказал толкущему кофейные зерна Исе:
— Она будет твоей.
— Кто? Как ты узнал? — Иса от неожиданности чуть не истолок в ступке свой палец.
— Кофейная гуща сказала, — шайтан, опрокинув чашку на блюдце, разглядывал кофейные разводы на фарфоре.
— Когда?
— Когда ты заполнишь синюю бутыль кофе, что стоит на полке.

Шайтан Ашкам Махлеби промышлял скупкой последних мгновений человеческих жизней. И сейчас он явно хитрил. Потому что знал: скупец Кульчицкий выдавал Исе кофейные зерна под счет и выскребал последние крупинки кофе из ступки. И если Иса и наполнит бутыль кофейным помолом, то будет это совсем не скоро. Ведь выскребать из ступки и стряхивать с пестика кофейную пыль в бутылку — этим бы влюбленный юноша занимался сто лет и еще сто лет. Но однажды Иса пролил в чашку со сваренным кофе молоко. Кульчицкий оценил новый вкус, добавил в кофе еще и сахар. И в кофейне теперь было не протолкнуться. Исе пришлось молоть кофе сутками.

Ашкам Махлеби взвесил на руке бутылку. Потом протянул Исе калейдоскоп.
— Взгляни. Там твоей возлюбленной последнее мгновение жизни. К сожалению, это все, что осталось от нее.
Убитый горем Иса продал Махлеби последние мгновения своей жизни, потому что не мыслил ее без той, которую когда-то встретил в кофейне Кульчицкого. Так что шайтан Махлеби получил двойную выгоду. Во-первых, калейдоскоп, в котором складывались в причудливые рисунки последние мгновения жизни Исы и его возлюбленной. А во-вторых, синюю бутыль, в которой перемешался кофе различных помолов. Кофе из этой бутыли получался удивительным. С тех пор во всякой уважающей себя кофейне есть синяя бутыль или синяя банка, в которую ссыпают кофе, оставшийся от разных помолов.

Картинка для привлечения внимания.
Tags: материал для ваяния
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments