Борец за чистоту контекста (nepoma) wrote,
Борец за чистоту контекста
nepoma

Categories:

(бес темы)

— Тебе надо начать рисовать, — сказал окрыл.
Удивительно, в этот раз он просто позвонил в дверь. А не влетел в форточку, скатился по вентиляционной трубе или просочился сквозь обои. Стоял за дверью, делово сложив за спиной крылья. В руках — букет вангоговых подсолнухов и плюшки из Мытищ. Необычно, будто кто-то дверью ошибся. То ли он, то ли я. Расценив мою гримасу как результат недоумения, окрыл передернул руками: теперь в них была авоська с бутылкой водки и селедка со стола Петрова-Водкина. А следом иной расклад — синюшный сифон с пискассовским абсентом и напикоссяченная им по случаю гитара. Потом было что-то совсем экзотическое: то ли трава у дома, то ли уорхоловский банан.
— Тебе надо начать рисовать! Непременно рисовать! — возопил окрыл и просочился мимо меня в квартиру, оставив, впрочем, у лифта горку из подсолнухов, плюшек, бутылок с водкой и абсентом и чем-то прочим.
Затабуретившись на кухне, он изъял из пространства тюбики с краской и кисти.
— Начни с простого. Черный квадрат.
— Его и без меня уже нарисовали, — вяло отнекивался я.
— Чего ты сопротивляешься, — окрыл кнопками прикрепил кусок холста к стене, — прям как французское сопротивление. — Вот тебе холст, вот — краски, — вот кисть.
Окрыл карандашом вывел неровный контур квадрата. И сам же стал водить моей рукой, кладя мазок за мазком.
— Вот! — восхищенно взвился он над холодильником. — Вот! Ты уже выделил сущее из пустоты. Выловил сетью метафизаки физику бытия. Пришпилил пуговицу Большого взрыва к рукаву ДНК. Окргулил...
Ага, округлил... Окрыл уставился на меня словно какая-нибудь венера, лишенная своих рук за минуту до пробуждения начальника отдела кадров, отца троих детей и мужа двух последовательных жен. Я же всем своим лицом, слегка небритым и тактильно неприятным, избражал последствия атомного взрыва в глухой казахской степи.
— Вижу, что ты не догоняешь черный квадрат как свою зарплату на второй день ее существования. Послушай, я тебе сейчас объясню на пяльцах.
Пяльцы тут же явились в его гибких ручонках, словно свалившись с полотна Франсуа-Убера Друэ. Мадам Помпадур тут же обидчиво отеовандусбуржилась где-то в области Трафальгарской площади до состояния Contra-Composition Of Dissonances, XVI. Напрасно, впрочем.
— Главная проблема "Черного квадрата", — напяливал окрыл, — не в двух вопросах: почему черный и почему квадрат. А в вопросах около него: почему вокруг все белое, а не, скажем, зеленое или голубое? И почему это белое ограничивается семьюдесятью девятью с половиной сантиметрами в абциссно-ординатной плоскости, а не распространяется далее, за рамки, так сказать, художественного бытия? Вот только представь эту ситуацию.
Я представил, чего бы не представить! Нам, как говориться, представить словно остограммиться. И вдруг в моем этом остограммливании я увидел, что меня нет, как нет ничего вокруг, даже искусствоведического занудства окрыла, а есть лишь сплошное белое поле, снежная равнина скрытых мазков кисти, да где-то там за горизонтом событий черное пятнышко, вместившее в себя и Мадам Помпадур, и Тео ван Дусбурга, и Трафальгарскую площадь, и много еще каких последствий Большого взрыва, о чем я не ухом не рылом, но неперменно имевшего вещественный и полувещественный смысл. И я выставил окрыла за дверь. Пусть отрезвится, болезный. И правда, ну его к чертям, если вы меня понимаете, дамы-господа, испытывающие на прочность грань своего существования.
Tags: материал для ваяния
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments