April 18th, 2013

Magritte_long

сказка на ночь

Один человек решил продать душу дьяволу. Ну, скажем, за бессмертие. Или за способность видеть все насквозь, словно в рентгеновских лучах. Решил — сделал. Пошел и продал. Все как полагается: договор, подпись кровью.

Возвращается этот человек домой, предвкушая всем существом своим бессмертие или готовясь увидеть весь мир насквозь и наперед. Заходит к себе в квартиру. А там — бац! — душа его на кухоньке сидит, грустит, в окошко смотрит, грецкие орехи грызет.
— Ты как здесь? — удивляется душепродавец, понимая, что не видать ему ни бессмертия, ни взгляда-рентгена.
— Сбежала. Бес-то непутевый оказался. Мелкий. Скучный. С тобой лучше.

Схватил человечек свою душу за шкварник. И понес ее обратно дьяволу. Пусть бес и мелкий, пускай и скучный, но что продано, то продано! Пришел. Извинился, мол, так оно и так, вернул беглянку, исполняю, честен, достоин бессмертия и взгляда-рентгена. По дороге домой стал видеть сквозь ближайшие стены, почувствовал, как бессмертие вливается в мизинец.

Наутро бессмертия как не бывало. И глаза дальше собственного носа не видят. Что за напасть! Слышит за стенкой хруст. На кухоньке его бессовестная душонка орехи грызет.
— Ведь мы жили с тобой душа в душу столько лет!
Рассердился человечишко. Душа в душу! Все, отдушились!
Скрутил душонку в узел, отнес дьяволу: честен, достоин бессмертия и рентгена.

И снова кухня, орехи грецкие. И снова схлынул прилив бессмертия, растворилась способность видеть сквозь всё.
— Пригожусь тебе на что-нибудь, — плачет душа. — Я крестиком судьбу могу вышивать.
"Ну что за крест такой мне — таскать ее на горбу своем?" — возмущался человекообразный, неся обратно строптивую душонку. Принес: честен и достоин.
И просит дьявола, чтобы тот следил за купленным товаром. А то получается, что не исполняет условия договора не он, душепродавец, а дьявол, душеприимец. А страдает — он, душепродавец. Так дела не делаются. Так бизнес не бизнесуется.
— Экий он молодец, продал ненужную вещь. Двойная выгода, — говорил дьявол душе, когда недочеловек ушел. — Ну что, родная, проспорила? Трижды я давал ему шанс. И трижды он возвращал тебя обратно. Не нужна ты ему, не нужна.
Засунул дьявол купленную душу в банку, закатал и на полку поставил. Номерок порядковый привесил. Многозначный.
Magritte_long

(no subject)

Сегодня отработал последний день мой коллега по цеху. Человек, который отдал студии полвека. Все, ловить здесь больше нечего. Кому нужен? Не нужен. Дела для него нет. А он ведь на все руки мастер. Но теперь время не мастеров, а пройдох. Теперь время капитализма. Когда бизнесом стало все — рождение, жизнь, смерть. И все промежуточные стадии человеческого бытия. А жить-то когда?
Ну, в общем грустно.
Полвека. Это не просто отмеренный временной эквивалент. Это значительно больше. Так получилось, что он видел стольких великий людей. И не просто видел, а знаком с ними был. От Стругацких до Голощекина. Было интересно слушать его рассказы про бытие-мытие. Даже я пытался записывать. Вот здесь, к примеру и вот здесь.
Да, грустно.
Хотя, надеюсь, что не в последний раз видимся. Но порой становится страшно, когда так думаешь.