October 1st, 2013

Magritte_long

(no subject)

Порой мне кажется, что как только человек попадает в коридоры (узкие или широкие, с выходом в трон или меньшее кресло) власти, он тут же себе придумывает псевдоним, причем какой-нибудь такой, чтобы всем низлежащим стало ясно, что настоящая фамилия у него иная, а это всего лишь идеологически выверенный псевдоним. Ну разве можно иметь, к примеру, в нормальном бытии фамилию зюганов? А если ты министр культуры, то псевдик мединский в самый раз. А если ты у руля, так совсем кошерно быть путиным или на крайняк медведевым. Или там сурков (отчего не хомячков?)... Или там...
А настоящие фамилии у них у всех человеческие. Но которыми неудобно в некоторых случаях пользоваться.
Magritte_long

(no subject)

Мамин открывает глаза общественности на состояние культуры в стране. Особенно важно отметить, что "разрушен миф о восстановлении киностудии, о котором столько говорили в течение последнего года". Ввернув фигуру речи, если миф, то он, в отличие от Карфагена, уже разрушен... Разрушить миф (как и Карфаген) можно только в одном случае: при его, мифа, наличии. Здесь же мифа никакого нету. Если и можно что-то назвать мифом в истории "Ленфильма", то это явно не пышная риторика последнего года, ведрами вливаемая в уши обывателей с момента прихода к управлению студии новой администрации во главе с неким федей. Миф этот, при всем уважении в "Окну в Париж", зародился уже давно. Когда студию мочили в сортире в девяностых, потом в нулевых... Где был господин Мамин? Снимал кино. У него была работа, был свой фонд, он брал деньги у государства, и студия ему была боком.

При всем том, что Мамин говорит правильные, но вместе с тем очевидные вещи, заканчивает он свое воззвание странным: про то, что у него лично запрет на профессию. И ларчик, как говорится, просто открывался. Теперь он никому не нужен, и денег от государства он хрен получит. И на студию ему все равно насрать, как было насрать раньше. Разве что воспользоваться руинами студии в качестве последнего прикрытия. В общем, ему терять нечего, можно выступать. Пусть выступает, я ни на грамм не поверю в то, что он ложится на амбразуру. Амбразуры наверняка где-то рядом, а то, куда он ложится, мягкий пусть и без пледа диванчик.

При всем уважении к окну в П., тип он мерзотный, приходилось видеть его в обращении с другими. Единственное желание, которое меня посещает при виде его, — с разбега... Пусть я буду неполиткорректен и нетолерантен. Но это мое личное. Оно к делу не относится. Разве что только для понимания движущих мотивов. Не моих, а его.

Впрочем, в нынешней ситуации мимо кормушки пролетают многие. И прежде всего пролет мимо заметен в случае уже известных и заслуженных. К сожалению. К ужасу. Потому что каким мерзотным Мамин ни был, но все-таки он профессионал в кино. И куда теперь бежать маминым? Еще вполне работоспособным и потенциальным? Можно податься в депутаты (если сумеешь, как Бортко, например), можно, наверно, пролезть в подручные мединскому или еще куда. И кино станет хобби. Вся культура скоро станет хобби. Кино, литература, живопись, театр — все будет хобби.

Кино стало попкорном в метасмысле. На нем, а не им самим, зарабатывают бабло. И поздняк метаться, господин мамин, раньше нужно было крутить сальто-мортале, подкрепляясь боржоми. Важнейшим из искусств в настоящее время является бабло. И еще раз бабло.