October 13th, 2013

Magritte_long

(no subject)

Много чего помнится из жизни, мало о чем хочется рассказать. Не столь все это важно и не столь осмысленно, чтобы... Но вот случай, произошедший где-то весной 1987 года. Та весна была моей дембельской весной. Про службу и про армию не буду, но служил в одном со мной боевом дивизионе водила Вася. По фамилии Дзябко. Случилось так, что въехал он на 543 в другой 543 или еще куда. А это не хухры-мухры. Это серьезное ЧП. Скандал, разбирательства. 543 не 547, но все равно техника такая, что... Словом, исключили Васю из водил и лычки с погон убрали. Но как-то так случилось, что Вася вдруг проявил другие свои способности и стал поваром. И не просто поваром, а главным поваром офицерской столовой. То есть блатная должность. Наверно, с поварским делом для офицеров (про рядовой состав вообще речи нет) было плохо, а тут бывший водила показал свое умение. И пришелся ко двору. Словом, Вася поднялся после своего позора. Весна та, в которой произошло последующее, для него была тоже дембельской.

И вот вдруг однажды я узнаю, что буквально за месяц до дембеля, Вася подался в самоволку и попался. Надо сказать, что в самоволку ходить было если не глупо, то по крайней мере странно. До ближайшего населенного пункта, где можно было бы хоть как-то самоволить, было 18 км. Часть в лесу, среди сопок, на боевом дежурстве, секретность, отпусков никаких нет, увольнительных тоже нет. Конечно, можно взвыть, но ведь так у всего полка, и мало кто в самоволку отправлялся. Ибо 18 км — не абы что. Пешком, не с руки совсем.

Но Вася пошел. И именно пешком. И для пущей маскировки переоделся в гражданское. Но именно "гражданка" его и спалила. Ну не ходили в тех местах гражданские. И любое появление человека в гражданском на дороге — повод докопаться.

Но и самое обидное, месяц до дембеля, а он своим поваричеством заслужил отправиться на дембель в первых рядах. И тут такой залет. Я у него спросил: чего же это, ну всего месяц потерпеть и ты... А он, простой парень с простым именем Вася, с грустью в глазах (а взгляд у него таким был часто, грусть какая-то нечеловеческая в нем сквозила) мне говорит: "Да что я тебе... Вот когда здесь заскребет... А, тебе меня все равно не понять...".

Месяц до дембеля, конечно, не понять. Но вот, подишь ты, до сих пор помню. Недаром ведь, наверное.