June 20th, 2019

Magritte_long

Доротея

Я в телефоне читал про выставку Макса Эрнста в Эрмитаже, зацепился глазом, чем еще себя занять в троллейбусе, а тут Макс Эрнст, так близко (хотя в Эрмитаже он уже бывал), фроттаж, граттаж, вот это вот все. В троллейбусе душно, тесно. В мой, полный Максом Эрнстом, телефон тыкался другой. Он был черный. Молодая женщина (молодая, да, красивая, да) тоже была в черном. Длинное свободное черное платье, с открытыми плечами, глубоким вырезом, так что вот эти круглые шарики в такт дыханию то уменьшали, то увеличивали весь остальной мир. Но не они занимали меня (можете не верить). А глаза. Вокруг них по маленьким, едва заметным морщинкам, где-то по ресницам, загадочным, странным, рисунком проступала тонкая ажурная белая кромка. Фроттаж, граттаж... Была ли это соль от пота? Или соль от прошлогодних слез? Или криптотатуаж тайной секты? Или же это просто Макс Эрнст из другого мира проявлялся на лице Доротеи Таннинг.