August 11th, 2019

Magritte_long

(no subject)

"Игра в бисер" должна наверняка войти в десятку книг, которые воинствующие феминистки первыми сожгут на костре.
Мало того, что в Касталии отказано пребыванию женщин, отказано в постижении высшего искусства игры в бисер, так еще и касталийские студенты (пока они еще студенты и не умеют дирижировать своими гормонами и складывать из своих страстей верные математические сонаты) используют близлежаших девиц для удовлетворения своих сексуальных запросов. Впрочем, те сами рады попользоваться касталийскими студентами без обременения (по крайней мере, морального толка), потому что трахаться с касталийцами есть про что: с ними прикольно, они умные, веселые, в душу не заглядывающие. А что не женятся, так и черт с ними. Даже спрашивать их — "Женишься?" — не имеет смысла. Не женится, гад.
Казалось бы — очевидный феминистский выкрутас. Но при тщательном рассмотрении его под лупой недоверия получаем, что автор намеренно оправдывает этих девиц придуманным благом, которых почему-то родители не спешат выдать замуж, а ждут их опробования студентами, будущими высшими существами от игры в бисер.
Magritte_long

(no subject)


Георг Шольц. Сентиментальный моряк. 1921 год.

В руках у моряка концертина. Как бы ни хотелось в этом инструменте видеть бандонеон. Но картинка, убери якорек с груди моряка да представь там меха бандонеона, прямо бы навевала мысли о каком-нибудь эмигранте-итальянце, который , как пишет Эрнесто Сабатов борделе легко решал свою сексуальную проблему: с трагичной легкостью, с какой она решается в таком мрачном заведении. Не это, следовательно, могло так беспокоить одинокого мужчину в Буэнос-Айресе; и не это он вкладывал в полную ностальгии, хоть и тысячу раз гадкую, песню. Как раз наоборот: там была ностальгия по любви, тоска по женщине. А не выражение своей похоти.