Борец за чистоту контекста (nepoma) wrote,
Борец за чистоту контекста
nepoma

Categories:

синдром Берт Трепа

Я, наверно, нестойкий боец или степень моего метафизического отчаяния не была в тот момент столь высока. Словом, сегодня я ощутил на себе (частично, потому как не боец) синдром Берт Трепа.
Этот синдром описан у Кортасара в 23 главе "Игры в классики". Полностью, с подробностями и деталями, с ужасающим финалом. Но для этого нужно быть именно готовым (закаленным бойцом на дне ямы метафизического отчаяния). Кортасар касался его и в более раннем рассказе — "Оркестр". Но под другим углом.

Подойдя к Дому Кино, я обнаружил две премьеры. На окнопарижского Мамина-сибиряка пойти за деньги не хотелось, несмотря на прессу и прочую незатейливую мишуру в "Родине". А вот на другое кино за бесплатно, отдохнуть ногами и мыслёй, зашел.

Народу подозрительно мало. И сердце предупредительно ёкнуло. Но синдром Берт Трепа — чего же не попробовать его испытать на себе. Я сел недалеко от выхода (а ведь если был бы стойким борцом, то сел бы на первый ряд неподалеку от создателей фильма). Наконец звонки отшумели. Сначала вышел режиссер. Почему-то с гитарой. Он говорил почему-то про Пензу, про Лермонтова, про его имение, про Матросскую тишину, про то, много раз был в горячей точке, видел лица, а потому записал сд, который уже. И вот я вам щас спою. Четверо зрителей уже покинули зал к этому моменту. Пел он недолго, потому что в кино ему дорогу указал великий Герман, сняв его в "20 днях без войны".
Потом на сцену подался композитор, с трудом подбирая слова к своим эмоциям, он поведал, что в драматургии он давно, вот в кино это его первый опыт. Он уже 15 лет пишет музыку для елки на московском заводе Лихачева. Это лучшая елка в Москве. И потом он ведь еще автор "Коммунальной квартиры", той, которую кто-то там пел в чем-то. А вот в кино первый раз. Но про коммунальную квартиру он споет. Под фонограмму. И спел. Микрофон от ужаса ситуации давился и плевался, но этот стойкий боец, дергаясь под фонограмму, как кукла с заедающими шарнирами, песню добил. Зал хлопал. Я уже плакал. Народу в зале поубавилось еще. Я предвкушал кинозрелище. Попредвкушал и вскоре вкусил. Но перед тем как погас свет, композитор сказал, чтобы не судили строго, там мелкие недочеты, а потом если на душе что-то образуется, спокойно после фильма подошли и сказали прямо, чтоб в следующем фильме они исправили. Я плакал навзрыд.
Наконец пошло кино. С первыми кадрами... Словом, зеки, поющие оперными голосами на сцене колонии, с серьезными от внутренней правды лицами про свободу... Я рыдал и смеялся азбукой Морзе.
Нет, кино я не стану описывать. Просто представьте себе плохое кино, а потом скажите, что это кино хорошее, и подумайте, какое кино тогда будет плохим. Снятое на цифровую камеру с рынка, подзвученное изображение птичками из коллекции сэмплов домашнего аудиоредактора. Ну словом, я попал.... Да, обязательно подойти после просмотра к режиссеру, пожать его мужественную руку, брызнуть слюной на рубашку композитору, пропеть хором куплет про квартиру, пойти с ними в ресторан, накормить их и напоить, спеть пор мороз, отвезти на вокзал... Ну и так далее, полностью отработать синдром Берт Трепа. Но я проявил себя не стойким бойцом, я, давясь смехом, выполз из зала, ощупывая по пути стенки метафизической ямы и убеждаясь, что она и вправду не столь глубока.
Tags: материал для ваяния
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments