Борец за чистоту контекста (nepoma) wrote,
Борец за чистоту контекста
nepoma

Categories:
Был на Ленфильме сапожник. Звали его Олег Тимофеев. В году 1995, когда в очередной раз на студии обесценился людской ресурс, его уволили. Точнее, сначала предложили перейти работать в театральные мастерские при театре "Балтийский Дом". Это означало попасть в коллектив и работать в соответствии с рабочим расписанием, а Олег уже привык быть сам по себе, сам распоряжался своим временем. Да и лет ему уже было за семьдесят. Многовато, чтобы что-то менять. Отказался, уволился. И очень скоро умер.

Человек редкой профессии, в пошиве обуви, наверно, умеющий все. Тем более что раньше в кино денег ни на что не жалели. В том числе и на обувь артистам. Лучшая кожа, лучший метал, нитки, подошва. Обувь должна была соответствовать. К тому же не всякий актер соглашался влезть в уже ношеную обувку. Каждый хотел ходить в специально сшитой для этой роли обуви. А если обувь историческая? По эскизам художников Олег тачал сапоги, боты, туфли и все прочее. Иным актерам нужно было шить, учитывая особенности ноги. Ну прямо как Сталину с его большими косточками.

Леониду Куравлев, когда тот снимался в "Левше" Сергея Овчарова, Олег шил императорские ботфорты. Куравлев приходит на примерку. Голенища еще не сшиты до конца. Примеряет.
— Ну что тут будешь делать, икры, как у бабы, — говорит он, — толстые, ни одни сапоги не лезут.
Императорские сапоги получились что надо.

К Олегу бегала вся студия: кому починить старое, кому сшить что-то модненькое. Сапожник, на все руки мастер. Инструментарий, навыки, наработанные, наверно веками представителями этой профессии. В углу мастерской всегда лежала гора обуви.

На Ленфильме работал брат Олега — Владимир. Художником. Который попал на студию еще раньше Олега — в 1944 году. В том году братья вернулись из Владивостока в Ленинград. И Владимир сумел по знакомству устроиться на студию. Олег устроился работать сапожником в сапожную артель. В 1947, когда на Ленфильме освободилась должность сапожника, брат его устроил на студию.

Словом, полвека Олег Тимофеев отработал сапожником на Ленфильме. Когда настали новые времена, стал не нужен. Так оно и получается. Обычное дело.

Если бы не...
Олег родился в 1924 году. Тот год рождения, семнадцатилетние пацаны, фактически все полегли в 41-м. Народное ополчение, толком не обученные юнцы, плохо вооруженные — все легли, быстро и страшно.
Олег тоже ушел на фронт. Машина с новобранцами направлялась на Пулковские высоты. Попали под обстрел. Ранение в ногу. Может, даже и не слишком тяжелое, но начало войны, страшное время. Ноги-руки резали. Ампутация и все дела. Остался Олег без ноги, так и не успев сделать ни единого выстрела. Совсем без ноги. Комиссовали, эвакуация во Владивосток.

Туда же во Владивосток эвакуировали и брата Владимира. С началом войны того взяли во флот. Он служил на катере на Балтийском флоте, катерщиком был. Хорошо рисовал, но толку от рисовальщика на катере мало. В боевом походе подавал снаряды, когда похода не было, варил на камбузе кашу. Как-то катерная флотилия стояла в порту, там, где нынче стоят выставочные павильоны в Гавани. Случился налет немецкой авиации, бомбили жутко. Была отдана команда уводить катера от берега. Бежал вместе со всеми к катеру по пирсу. Бомба разорвалась где-то рядом. Тяжелое ранение в руку. Руку ампутировали. Может, в наше время ее как-нибудь вернули на место, а тогда — чик и нет руки.

Оба потом всю жизнь работали на Ленфильме. Один — сапожник без ноги, другой — художник без руки.
Tags: байки монтажного цеха
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments