Category: общество

Magritte_long

(no subject)

Всякий раз как я вижу на улицах моего города Петра Первого (опционально с какой-то бабой), мне хочется закричать в медийное пространство: ну, граждане, давайте сбросимся и купим ему, этому самому Петру Первому, фотоаппарат или на худой конец простенький смартфон, чтобы он мог сам себя фоткать, а не приставать к прохожим, чтобы они его сфотографировали. Ну, право слово, у него же детство трудное было, деревянные игрушки, прочее...
Magritte_long

(no subject)

Про белорусскую экспедицию — для большей пикантности — нужно рассказывать с точки зрения инженера по технике безопасности — самого странного участника экспедиции, но как бы то ни было, члена съемочной группы. Collapse )
Magritte_long

(no subject)

"Игра в бисер" должна наверняка войти в десятку книг, которые воинствующие феминистки первыми сожгут на костре.
Мало того, что в Касталии отказано пребыванию женщин, отказано в постижении высшего искусства игры в бисер, так еще и касталийские студенты (пока они еще студенты и не умеют дирижировать своими гормонами и складывать из своих страстей верные математические сонаты) используют близлежаших девиц для удовлетворения своих сексуальных запросов. Впрочем, те сами рады попользоваться касталийскими студентами без обременения (по крайней мере, морального толка), потому что трахаться с касталийцами есть про что: с ними прикольно, они умные, веселые, в душу не заглядывающие. А что не женятся, так и черт с ними. Даже спрашивать их — "Женишься?" — не имеет смысла. Не женится, гад.
Казалось бы — очевидный феминистский выкрутас. Но при тщательном рассмотрении его под лупой недоверия получаем, что автор намеренно оправдывает этих девиц придуманным благом, которых почему-то родители не спешат выдать замуж, а ждут их опробования студентами, будущими высшими существами от игры в бисер.
Magritte_long

(no subject)

Минутка родительского позора.
Дщерь пишет (среди прочего) в задании под названием “Отношения":
— Педиатр / доктор, который лечит / ноги.
— Троянский конь / послужил причиной войны / в Междуречье.
— Портянку / в древности измеряли / пядями.
— Стетоскоп / прибор для изучения / Солнца.
— Ахейцы / жили во времена / Энцефалита.
Я посыпаю голову пеплом , но все-таки красиво. Скоро не только ахейцы, но и мы все будем жить во времена энцефалита.

Collapse )
Magritte_long

(no subject)

Обводник, 1931 год. Вид на Воскресенскую церковь. Какой-то мостик перед ней, которого, видимо, ныне нет. Нет и Дома культуры и техники им. К. Маркса перед ней. Набережной нет. Зато есть чувак в воде, прикольный, как бы намекает на то, что Обводник можно и в брод перейти. Умели город к празднику украсить. А сейчас...
Magritte_long

(no subject)

Чего-то вдруг вспомнил об одном старом переводе, который так и не был опубликован, хоть и оплачен. Не сложилось, как говорится, бывает. Тут перечитал, поржал, Collapse )
Magritte_long

(no subject)

Че-то вспомнил, что в бытность мою неведо кем, меня попросили написать... как бы это назвать... экскурсию по музею восковых фигур. Екатерина, Петр Первый, Распутин — словом, вся эта шняга. В те времена парафинились такие штуки как грибы после. За тридцать баксов я взялся. Открыл книги по Петербургу, дома их было предостаточно. Вчитался, сочинил, написал. С переходами от одного персонажа к другому, с фактами, домыслами и прочим. Вряд ли это получилось феерично и красиво. Но, как говорится, а судьи кто. Показал, судьи прочитали... И сказали, что это полная херня (до сих пор уверен, что херня, но по другим признакам — как музей, скажем, восковых фигур может быть не херней?). Потому что — тут, одна из заказщиц, профессиональная экскурсоводша, выдала тираду, которыми она привыкла оперировать в своих экскурсиях и которые она, видимо, мечтала увидеть в моем лице. Чеканная фраза, которая в своей словоблудной чеканности чеканила какую-то несусветную чушь, немыслимо сочетая красное с прямым, мягкое с однояйцовым, а горячее с эдс. Выдав это, экскурсоводша победно посмотрела на меня... Денег я не взял (не заработал же ж). Потому мне было жаль этих чудовищ (хотя я тоже не богач был). Потому что мне казалось, что возьми я эти тридцать баксов, то непременно заражусь вот этой чеканной херней, которую произносят с ясным взором в очах и с мыслями о том, как все вокруг заебали. С тех пор я как-то настороженно отношусь к экскурсоводам (что бы под ними не имелось в виду), в отличие от парикмахеров.
Magritte_long

(no subject)

А вот скажите мне, господа христо, то есть книгопродавцы. Зайдешь так в условный дом книги, а там книжки, которые по цене от тыщи и выше, все завернутые, запечатанные в полиэтилен стоят. Понятно почему. Чтобы такие как я нищеброды своими ссальными пальАцми не замусолили персидскую миниатюру на мелованной бумаге. Но что в таких случаях делать, если хочется все-таки внутрь заглянуть? А то несмотря на мою нищебродность вдруг последнее выверну из карманов и куплю.